Парламентские партии засиделись в Госдуме

19.03.2016, 0 комментариев

Проект оппозиционера, экс-владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского«Открытая Россия» поддержал в Иркутской области экс-представителя«Справедливой России» Ольгу Жакову. О своих отношениях с региональным отделением эсеров, своей предвыборной программе, предстоящей борьбе в Ангарском округе Ольга Жакова рассказала в интервью порталу«ИрСити».

— Ольга, в своём интервью телеканалу «Дождь» вы говорили о том, что местное отделение«Справедливой России», в котором вы состояли фактически не действует. Расскажите, пожалуйста, подробнее, что вы имели в виду?

— У меня получилось довольно экспрессивное выступление, хотя я просто сказала правду. Я вступила в партию в 2009 году. Потом выиграла выборы, меня включили в совет регионального отделения, сделали членом совета Палаты депутатов в Москве. Очень хотелось работы, мне было 26 лет, хотелось какого-то движения, что-то нужно было делать, кого-то спасать, а мы просто сидели и ничего не делали. Но обострились наши отношения, когда стали выдвигать спойлеров от партии для того, чтобы снять неугодных власти кандидатов. Это началось в 2014 году. В 2015 году я и вся моя команда поддержали на выборах ныне действующего губернатора Сергея Левченко. В принципе, на этом наши отношения с партией закончились. Там очень много хороших людей, мы общаемся несмотря ни на что. Просто они от меня этого не ожидали. Хотя это можно было предположить, когда во время кампании в 2015 году я шла в Ангарске, а вокруг меня наставили спойлеров и снимали кандидатов-коммунистов. В результате мой рейтинг слетел просто в никуда. В итоге мы расстались на такой минорной ноте.

— Расскажите, пожалуйста, что произошло с вашим исключением из партии. Почему 1 марта вы ещё не знали, что вас исключили из партии 18 февраля? Это произошло задним числом?

— Очевидно, что исключение из партии должно было случиться, но я думаю, что это можно было сделать правдивее. Например, той же датой, когда я выступила на телеканале («Дождь» — ред.), 1 марта. Я думала, что меня исключат этой датой, но исключили 18 февраля, хотя ранее мы переписывались с членом регионального отделения, чтобы мне предоставили документ о выходе из партии. Мне предложили написать заявление, после чего было бы принято решение – и всё. Но получилось так, как получилось. Представитель партии в Москве 1 марта сказал, что если Жакову поддержит«Открытая Россия», то мы её исключим из партии. То есть, он подтвердил, что я ещё нахожусь в партии, а тут региональное отделение меня зачем-то исключает задним числом. Не знаю, чем они это мотивировали. Не очень умный ход, но в принципе я была готова к тому, что меня выгонят.

— У вас уже есть ясность, как вы пойдёте на выборы — при поддержке какой-топартии или самовыдвиженцем?

— Я разговаривала с региональным отделением ПАРНАС, с председателем Михаилом Васильевым. Он мне сказал, что у них есть кандидаты, и мне нужно заполнить анкеты. Я их заполнила, жду звонка и информации, какие документы нужно собрать, чтобы пойти на праймериз. Будем соревноваться. Но в партию я вступать пока не планирую.

— Может быть у вас есть на примете какие-то другие партии?

— Лидер«Яблока» Григорий Явлинский сказал, что с«Открытой Россией»«Яблоко» работать не будет, поэтому мне нет смысла обращаться в региональное отделение. Хотя мне очень странна позиция«Яблока». У«Открытой России» и«Яблока» очень много точек соприкосновения. Даже в самых болезненных вопросах, например, в вопросе Крыма, мы созвучны. На прошлой неделе Эмилия Слабунова (председатель партии«Яблоко» — ред.) объяснила необходимость второго референдума, а ранее, в феврале, Михаил Ходорковский высказался ровно о том же. Крым принадлежит жителям Крыма, но для легализации их выбора второй референдум должен пройти с учётом интересов Украины и при наблюдении международного сообщества. А больше партий, которые могут выйти в открытую оппозицию, у нас нет.

— Чем вы объясняете, что партии не хотят работать с«Открытой Россией»?

— Потому что боятся. У всех партий, как я поняла, есть какие-то договорённости. Мы читаем в СМИ, в достаточно достоверных источниках, что они между собой делят округа, кто куда пойдёт. Соответственно, если кто-то сейчас выдвинется с поддержкой«Открытой России», у них все планы меняются, потому что это настоящая оппозиция на сегодня, которая указывает на неправильные моменты в работе правительства, президента. Ни одна партия не согласится, они все боятся, им же всем надо пройти в Госдуму.

— Эксперты считают, что с поддержкой Михаила Ходорковского можно выиграть выборы только в Москве, но не в провинции. Вы с ними согласны?

— Почему в Москве? Жители Ангарска помнят время, когда у нас был ЮКОС, как его поднимал Ходорковский, какие были зарплаты, какое было отношение, он сам лично приезжал, разговаривал с людьми, принимал их обращения, в каждой школе был компьютерный класс ЮКОСа, была 13-я зарплата, то есть, люди жили очень хорошо. Мне очень неприятно, что Михаила Борисовича сейчас воспринимают только через слова«опальный олигарх»,«бывший заключённый»,«на которого завели ещё одно уголовное дело». Никому не важно, за что именно человек пострадал, за что он отбывал срок в 10 лет, а практически ни за что! У него отобрали бизнес, мучили его родственников, сейчас просто не пускают на Родину, почему-то об этом никто не упоминает, а просто говорят, что это не очень выгодный для меня вариант. Я не согласна. Если вы знаете историю на губернаторских выборах в прошлом году, оппоненты Левченко выпускали листовку, что якобы Ходорковский поддерживает Левченко, и кто прошёл? Так что здесь спорный вопрос.

— Каким вы видите своего избирателя? Кто должен прийти на участки и проголосовать за вас, как за человека, поддержанного Ходорковским и«Открытой Россией» и идущим в прямую оппозицию?

— Моя программа будет нацелена на простых людей, таких как мы с вами, простых жителей. Ни на интеллигенцию, которой 8% и которая понимает, что происходит в России и не идёт голосовать, зато знает, кто должен пройти, а кто не должен; ни уж тем более на крупный бизнес. На губернаторских выборах мы увидели, что люди вышли и люди ждали перемен. Моя программа будет направлена на улучшение качества жизни. В основном это экология, потому что это Ангарск, Усолье, Свирск и Байкал с бесконечно горящим лесом.

— Можете обозначить основные пункты программы?

— Все кандидаты будут выходить с известными больными темами, но я уверена, ни один из них не выйдет с проблемами Байкала, потому что тут очень много интересов пересекается и все молчат. Мы это заметили, когда нашему лесу нужна была помощь, и все действующие депутаты Госдумы промолчали. Основное – запретить рубить лес вокруг Байкала. Под любым предлогом. До Листвянки у нас, например, уже целый город построился, хотя это водоохранная зона, там строительство запрещено. Но строится под видами СНТ, ДНТ. Сейчас дорога (до Листвянки – ред.). Там столько леса вырубают… Зачем нам такой автобан в тупик? Федеральные трассы и то не такие широкие сейчас делают. Нужно делать дороги в муниципалитетах. Зачем мы продолжаем то, что делал предыдущий губернатор? Чтобы туда ещё больше ездили, строили, хотя ливневые канализации и стоки в Листвянке не работают? Займитесь сначала экологией. В итоге мы построим дорогу, вырубим окончательно лес и сделаем там элитное жильё – и всё будет хорошо. Запретить! Все, кто купили до этого дачи, – пользуйтесь. Но всё остальное запретить. Я думаю, с таким предложением никто из кандидатов не выйдет.

По Байкалу масса предложений, которые активисты озвучивают на разных форумах, но их никто не слышит. Есть резонансные темы по Усолью, по Свирску, но я их озвучу позже. По Ангарску – вопрос по АЭХК, по переработке ядерных отходов. Эти вопросы нужно быстрее решить. Нужно заставить«Роснефть» более уважительно относиться к жителям, потому что ежедневно Ангарск задыхается от выбросов.

Очень много предложений по пожарам. Мы до сих пор не знаем ответственного за пожары по Иркутской области. Они не могут определиться в законодательстве, кто за что отвечает. Внесите в областной закон поправки, финансирование есть… Но этим никто не хочет заниматься. Видимо, опять затрагиваются чьи-то интересы. Таких моментов масса. Есть ряд предложений, как сделать выплаты населению более высокими. Почему я не озвучиваю свою программу, потому что там не только программа, но и предложения по решению этих вопросов. У меня есть предложения, откуда взять деньги для повышения выплат. Может быть, где-то в моей программе будут затрагиваться интересы крупного бизнеса, в виду того, что у этого бизнеса есть много нарушений.

— На какую поддержку от«Открытой России» рассчитываете?

— Мы уже обсудили все моменты, поддержку я от них получу. И не только от них. Многие предприниматели, малый и средний бизнес, готовы меня поддерживать. Опять повторю, что каких-то серьёзных предложений о финансировании за счёт отстаивания интересов я не принимаю, потому что я буду отстаивать только интересы населения. У«Открытой России» есть и юристы, и политологи, и информационный ресурс. По этим вопросам мы уже договорились.

— Будет ли«Открытая Россия» поддерживать вас финансово?

— Мы не разговаривали по поводу финансов. У меня есть свои возможности, которые будут задействованы. Но даже если взять услуги высококвалифицированного юриста, политолога, это тоже затратно. Я рада любой поддержке.

— Как вы будете выстраивать предвыборную кампанию? На Ангарском округе, по которому вы собираетесь идти, также планирует выдвигаться ваш бывший сопартиец Андрей Крутов. Можете оценить свои и его шансы на избрание?

— В честной борьбе. Что касается шансов, недооценивать любого кандидата нельзя. У Андрея больше опыта в каких-то моментах, но я думаю, что у него есть и минусы. Он действующий депутат, вопросов у населения будет очень много. Плюс он коренной москвич. Я думаю, что на данный момент у всех шансы равны. С моей стороны будет честная конкурентная борьба без всякого поливания грязью, хотя я думаю, что меня смешают с грязью, причём все. Без этого не обходилась ни одна предвыборная гонка. Я готова к этому.

— Как ваша семья относится к тому, что вы пойдёте на выборы?

— Сыну 5 лет, он пока особенно не понимает, но очень радуется, когда меня видит по телевизору или в газете. Супруг, естественно, не очень, но он в любом случае меня поддержит. Предыдущие разы он был категорически против, сейчас пока в резкой форме не высказывался.

— Если вас изберут в Госдуму, как вы сможете повлиять на политику в Иркутской области?

— Любой независимый депутат может повлиять. Я знаю, что многие вопросы можно решать даже по звонку. Просто они (действующие депутаты – ред.) их не решают, потому что у каждого задействованы свои интересы. У нас шесть депутатов. Почему мы их увидели только сейчас? Я думаю, что независимый депутат может повлиять на многое – и снять нерадивого чиновника, и постоянно работать в области, предлагать проекты, решать проблемы.

— В случае вашего избрания в Госдуму, с кем вы могли бы вступить в коалицию?

— Я надеюсь, что«Открытая Россия» немножко разбавит представительство парламентских партий в Госдуме. Как сказал один человек, на вас показывают пальцем и говорят, что вы настоящая демократия. Парламентские партии там как-то засиделись. Я не вижу, с кем можно было бы сегодня вступить в партию. Там есть несколько депутатов, но их всего два-три человека, и больше не с кем вступать в коалицию.

— Вы считаете, что вам удастся сохранить независимость и после выборов?

— Даже когда я была депутатом здесь, я была абсолютно независима. Я сразу же ушла от Алексея Николаевича Красноштанова. У него было очень много моментов, за которые надо было проголосовать. Став депутатом, я сразу поняла, что не смогу отставать интересы его бизнеса в ущерб жителям. Я считаю, что у депутата вообще не должно быть никакого бизнеса.

— Сейчас вы поддерживаете отношения с Алексеем Красноштановым?

— Нет, не поддерживаю. Мы расстались 6 лет назад, и потом я ещё долго открещивалась, что с ним не работаю. Люди, которые занимаются бизнесом, боялись ко мне обращаться скакими-то вопросами, потому что думали, что я его человек. Даже мэр не хотел со мной работать, а это очень важный момент для жителей округа, чтобы мэр с депутатом был в хороших отношениях. Вы помните, какая конфронтация была у Красноштанова с Кондрашовым? История со строительством в Ольхонском районе, в которой замешано предприятие Алексея Красноштанова, ещё одно подтверждение, что строительному бизнесу не место в депутатах. Потому что они в первую очередь влезают в тендеры, мы знаем, как они за полцены ведут строительство, дают откаты. Я считаю, конкурс должен быть честным. Депутат не может этим заниматься.

— Сейчас у нас в правительстве есть представитель крупного строительного бизнеса, это Александр Битаров…

— Я первая высказалась, что это неправильно, потому что Александр Битаров тоже у власти уже почти 15 лет. Меня поражает, когда он говорит:«Вы не можете разобраться, что с Ледовым дворцом!» Так он же тоже работал в тот момент, почему не повлиял на эти процессы? Когда он задаёт эти вопросы, которые хвостом находятся в 5-15-летней давности, когда он были председателем, депутатом, мне странно, почему он сам на них тогда не повлиял?… Коррупция. Бизнесу не место в правительстве, в депутатском кресле. Как только люди это поймут, у нас начнёт налаживаться жизнь.

— Как вы считаете, победа Сергея Левчвенко на выборах в сентябре – это закономерность или результат голосования против Сергея Ерощенко?

— Я думаю, что это протестное голосование. У меня, у всех, с кем я общалась, были сомнения. Если бы появилась какая-то ещё третья сила, какой-то настоящий кандидат, которого тогда не было, я думаю, что он бы выиграл.

— Поддерживаете ли вы внешнюю политику России?

— Прежде, чем лезть во внешнюю политику, нужно навести порядок внутри. Если у вас хромает экономика, и вы тем самым отбираете последнее на бомбёжки в Сирии, Крым, который даёт о себе знать населению, я не понимаю, зачем. Население нищенствует, покупательская способность снизилась в 2 раза. Нужно поднять какое-то производство, мы полностью зависим от евротоваров. Хорошо, вы решили поиграть в войну, но сначала своих жителей поднимите.

 

 Источник: ircity.ru

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены